Кругосветные, одиночные путешествия на яхтах. Путешествия вокруг света на парусных яхтах.

  Главная    Евгений Гвоздёв    Джошуа Слокам    Фотографии яхт    Справочник яхтсмена    Карта мира    Литература    Видео    Продажа яхт 

  Школа капитана    Школа рулевого    Морские походы    Под парусом по планете    Как пройти вокруг света на яхте    Морские узлы    Паруса    Ветер и течения 



В одиночку через океан. Сто лет одиночного мореплавания



Содержание:

  Все яхтсмены 


  Отважное племя морских робинзонов 

  Он был первым 

  Бернард Джилбой 

  Уильям Эндрюс 

  Рудольф Фрич 

  Джошуа Слокам 

  Говард Блэкберн — Грейт Вестерн 

  Говард Блэкберн — Грейт Рипаблик 

  Людвиг Эйзенбрам 

  Джозеф Нейлор 

  Томми Дрейк 

  Гарри Пиджен 

  Ален Жербо 

  Гюнтер Плюшов 

  Франц Ромер 

  Пауль Мюллер 

  Эдвард Майлз 

  Вито Дюма 

  Фред Ребелл 

  Ален Жербо — «Ален Жербо» 

  Гарри Пиджен — «Островитянин» 

  Альфон Моллер 

  Роберт Д. Грэхем 

В погоне за солнцем

Ален Жербо — «Файеркрест»

В апреле 1923 года из порта Канн, расположенного на юге Франции, отошел небольшой тендер «Файеркрест» с единственным человеком на борту, Ален Жербо — так звали молодого худощавого мужчину, задавшегося целью достичь Северной Америки.

«Файеркрест», имевший 10,9 метра в длину при ширине 2,6 метра и с осадкой 1,8 метра, представлял собой типичный тендер. Внушительный балласт — 3 тонны свинца в фальшкиле и 3 тонны внутреннего балласта — обеспечивал хорошую остойчивость парусника. Несмотря на то что судно было построено более тридцати лет назад, его дубовая обшивка находилась в прекрасном состоянии.

Капитана тендера никто не знал. Он был скорее известен среди любителей тенниса, в который играл мастерски. Но ему вскоре предстояло прославить парусный спорт; его и до настоящего времени считают выдающимся мореплавателем.

Тридцатилетний Жербо в противоположность своим знаменитым предшественникам не был профессиональным моряком. Но он так же, как они, любил море.

После выхода из порта «Файеркрест» взял курс на юго-запад. Через шестнадцать дней плавания в условиях переменной погоды Жербо достиг Гибралтара, где задержался на две недели для тщательной подготовки яхты к атлантическому рейсу. Жербо взял с собой в плавание 150 килограммов продовольствия и 300 литров пресной воды.

6 июня Жербо выходит в океан. Перед ним 4000 миль пути через просторы Атлантики. Двумя днями позже «Файеркрест» был подхвачен пассатом, который погнал его на юго-запад. Поскольку тендер не мог выдерживать курс без участия рулевого, Жербо приходилось отстаивать на вахте по двенадцать часов в сутки. Он вставал в пять часов утра, от шести до восемнадцати часов проводил на руле, а остальное время отдыхал и спал, поставив «Файеркрест» в дрейф. В сутки тендер проходил от 50 до 90 миль. Мореплаватель довольно быстро приобрел необходимую сноровку: и управление яхтой, шедшей в фордевинд, и повседневные хозяйственные дела доставляли ему всё меньше хлопот.

По мере удаления от берега пассат настолько усилился, что мореплавателю пришлось зарифить паруса, ставить штормовые паруса и устранять повреждения такелажа. Некоторое разнообразие в монотонность одиночного плавания внесла встреча с пароходом. 17 июня парусник прошел в 50 милях от острова Мадейра.

После многочисленных попыток уменьшить площадь грота Жербо добился безопасного плавания с закрепленным рулем. Правда, это привело к снижению скорости, но зато появившаяся возможность плыть безостановочно круглые сутки компенсировала потерю. Наконец-то мореплаватель мог немного передохнуть, посвятить больше времени боцманским работам и наслаждаться океаном и солнцем (что однажды чуть не привело его к тепловому удару).

В начале июля Жербо встречается с сильными ветрами, на этот раз южного и юго-западного направлений. К ним присоединились тропические ливни, и только через пять дней установилась хорошая погода с попутным ветром. Но плавание по океану ставит перед Жербо всё новые проблемы. Через месяц после выхода в океан оказалось, что большая часть пресной воды, хранившейся в дубовых бочонках, оказалась непригодной к употреблению. А до Нью-Йорка еще 2500 миль. Оставшиеся 50 литров воды Жербо приходится делить на мизерные порции. Правда, прошедшие вскоре дожди позволяют моряку пополнить её запасы.

Но не кончаются хлопоты с парусами. Под шквальными порывами ветра рвется парусина, и паруса постоянно требуют починки. Уже на половине пути через Атлантику на парусах не было ни единого шва, не перешитого хотя бы раз заново.

13 июля, убирая кливер, моряк, стоявший на бушприте, поскользнулся и упал в воду. К счастью, ему удалось ухватиться за штаг и взобраться на палубу.

Летучие рыбы, попадавшие на палубу, дополняли скудное меню. В своей кладовой Жербо имел только солонину, сухари, масло, варенье и картофель.

По мере того как солнце всё выше поднималось над «Файеркрестом», мореплаватель всё больше страдал от зноя и жажды. Располагая лишь одним стаканом воды в день, Жербо испытывал большие мучения. Боль в распухшем горле и общая слабость привели к тому, что, пока моряк метался в горячке в своей раскаленной каюте, тендер в течение трех суток дрейфовал в океане. Когда вновь подул ветер, состояние Жербо улучшилось, и он смог загарпунить рыбу.

4 августа, на шестидесятый день плавания, на западной стороне горизонта стали собираться темные тучи, прорезаемые тут и там вспышками молний. Моряк с надеждой ожидал бури. Вскоре налетел сильный шквал и с неба обрушились дождевые потоки. В бочонках «Файеркреста» прибавилось 50 литров пресной воды. Море и небо, как писал Жербо, обеспечили его пищей. Теперь моряк уже не так спешил в Нью-Йорк — в океане он чувствовал себя как дома…

Вопреки стрелкам на морских картах, изображающим попутное направление ветра, «Файеркресту» приходилось иметь дело лишь со встречными западными ветрами. Ему предстояло ещё пройти полторы тысячи миль, а яхта слишком медленно приближалась к побережью Северной Америки.

Как проводил он время среди безбрежного океана на одиннадцатиметровой яхте? Три раза в день Жербо на маленькой подвесной печке готовил себе пищу, часами чинил разлезающиеся паруса (это было его основным бедствием) и исправлял такелаж, ловил рыбу, управлял тендером, а когда вечером спускался в каюту, падал на койку замертво и мгновенно погружался в сон (который, впрочем, он вынужден был неоднократно прерывать, чтобы проверить курс «Файеркреста»).

Однажды, когда ветер и высокие волны с огромной силой обрушились на «Файеркрест», а рвущиеся паруса не гарантировали больше безопасности плавания, Жербо стал на плавучий якорь. После ночного дрейфа он пришел к выводу, что польза от плавучего якоря минимальна, и решил больше к нему не прибегать…

А погода всё не улучшалась: сильные шквальные ветры, дожди и огромные волны затрудняли плавание. Именно тогда моряк решил заменить гафельное вооружение бермудским и укоротить бушприт.

20 августа Жербо перенес особенно тяжелый шторм. Ветер достигал скорости урагана, океан кипел… Штормуя с зарифленными парусами, моряк вдруг увидел огромный вал, с ревом надвигавшийся на тендер. Жербо пришлось вскарабкаться на мачту. Волна обрушилась на судно, закрыв весь корпус. «Файеркрест» потерял бушприт и часть такелажа. С риском для жизни после многократных попыток моряку удалось втащить на палубу сломанную часть бушприта, угрожавшую пробить корпус тендера, и закрепить канаты. Вконец измученный, промокший и голодный, он заснул под шум перекатывающихся через палубу волн.

Через несколько дней вода в море стала теплее, что свидетельствовало о близости Гольфстрима. Затем появились птицы — предвестники близкой земли.

28 августа, после почти трех месяцев плавания в полном одиночестве, «Файеркрест» повстречал пароход. В последующие дни — новые встречи. Во время одной из таких встреч Жербо снабдили пресной водой, коньяком и консервами. Затем море окутал туман, и «Файеркресту» неоднократно угрожало столкновение с проходящими вблизи кораблями. Но всё окончилось благополучно, и 10 сентября на рассвете моряк увидел Североамериканский континент.

Итак, на сто вторые сутки рейса по океану, 15 сентября, Ален Жербо достиг Нью-Йорка, завершив первый этап кругосветного плавания.

Стоянка «Файеркреста» в Нью-Йорке длилась более года. За это время моряк написал свою первую книгу — «В одиночку через Атлантику». Путешествие принесло ему славу. Жербо получил немало предложений сопутствовать ему в рейсе, которые он отклонил. Мореплаватель готовил тендер к переходу через Тихий океан. «Файеркрест» получил новый комплект парусов. Без гафельного паруса, с укороченным бушпритом и с бермудским вооружением яхта стала гораздо легче в управлении. Изменил Жербо и состав продовольственных запасов, отказавшись от солонины. Новая керосиновая печка должна была обеспечить приготовление пищи в любую погоду.

Что касается навигационного оборудования, то моряк считал, что оно выдержало испытание во время прошлого рейса, и решил оставить на тендере свой старый секстан и два хронометра. Часть оборудования яхты была выписана из Франции.

1 ноября 1924 года «Файеркрест» с двухмесячным запасом продовольствия покидает Нью-Йорк и берет курс на юг, к Бермудским островам. Океан встречает Жербо плохой погодой, и при ураганном ветре и высокой волне ему приходится дрейфовать в течение нескольких дней.

Ночью 5 ноября «Файеркрест», который шел без левого ходового огня, столкнулся с кораблем. В результате были повреждены бушприт тендера и его крепления. Жербо устранил повреждения и заделал пробоину в носовой обшивке.

Плавание яхты вдоль побережья проходило в трудных условиях. Одиночному мореплавателю постоянно приходилось брать рифы. Новая мачта «Файеркреста» неоднократно грозила поломкой, да и в самой яхте выявились изъяны.

После шестнадцатидневного перехода Жербо добрался до Бермудских островов и стал на якорь в Сент-Джордже для ремонта. Там же были перешиты паруса.

Из Сент-Джорджа «Файеркрест» переместился в Гамильтон, где задержался на несколько недель для устранения течи. Здесь Жербо получил несколько отличий, в том числе медаль «Голубая вода» — ежегодная награда за высшее достижение в мореплавании.

27 февраля 1925 года «Файеркрест» вышел в океан, направляясь к Панамскому каналу. Погода была скверная, и удерживать яхту по курсу в условиях штормовой погоды стоило больших усилий.

И лишь 12 марта задули мягкие попутные ветры. «Файеркрест» спокойно несся через Карибское море, и путешественник мог наконец отдохнуть и даже выкроить время для чтения.

Преодолев 1800 миль, Жербо прибыл 1 апреля в панамский порт Колон.

Жербо поразило царившее на канале оживление. Его слава докатилась и сюда. Посыпались приглашения, предложения, награды… Но Жербо усердно готовил парусник к плаванию через Тихий океан. Предполагалось, что рейс займет год. Тендер был оснащен различным оборудованием, в том числе выписанным из Нью-Йорка легким гротом, кинокамерой и граммофоном.

11 июня «Файеркрест» покидает остров Табога и берет курс на архипелаг Галапагос. Впереди трудный 800-мильный переход, и лоции предупреждают мореходов о переменных ветрах, дождях и сильных течениях, господствующих на этой акватории.

Первую неделю «Файеркрест» из-за слабых переменных ветров проходил в сутки от 10–15 до 30–40 миль. Мертвые штили всё чаще задерживали судно, и казалось, рейс затягивается до бесконечности. В монотонное течение рейса некоторое разнообразие вносили киты, акулы, летучие рыбы и сопровождавшие парусник стаи птиц.

Наконец, после долгих дней ожидания, на рассвете 4 июля на горизонте показалась скала Мальпело. А 15 июля, пройдя экватор, через тридцать семь дней после выхода из Панамы, «Файеркрест» достиг Галапагосских островов.

После двухнедельной остановки, во время которой Жербо знакомился с островами и жизнью их немногочисленного населения, «Файеркрест» 30 июля покидает Пуэрто-Чико и направляется на юго-запад. Воспользовавшись умеренным тропическим ветром, Жербо держал курс на острова Мангарева.

6 сентября налетевший ураган сильно потрепал тендер, а 13 сентября ночью «Файеркрест» неожиданно столкнулся с каким-то полузатопленным предметом.

По расчетам Жербо, 16 сентября «Файеркрест» должен был находиться в нескольких десятках миль от острова Мангарева. Расчеты оказались точными, и после полудня моряк увидел на горизонте землю, а на следующий день вошел в очаровательную лагуну, где тендер стал на якорь возле Рикетеа. Сорок девять дней океанского плавания остались позади.

Сердечно встреченный местными жителями и очарованный красотой острова, Жербо провел здесь много дней: вместе с туземцами ловил рыбу, принимал участие в празднествах, купался, фотографировал.

12 октября, под дождем и крепнущим ветром, «Файеркрест» снова рассекал океанские волны, направляясь к расположенным в 100 милях Маркизским островам. Как пишет Жербо, ему трудно было расстаться с пленившими его островами. Но, верный принятому решению, моряк продолжал плавание. Вскоре погода улучшилась, и подгоняемый пассатом «Файеркрест» скользил по океанским водам на северо-запад.

Через двадцать шесть дней, 7 декабря, Жербо достиг Маркизских островов и бросил якорь в бухте Таа-Хуку острова Атуан. Не имея возможности пристать к берегу, о который разбивались высокие волны прибоя, Жербо достиг его вплавь. На этом острове путешественник задержался до конца декабря, окончательно утвердившись в мнении, что только жизнь среди природы может принести человеку подлинное счастье, а современная цивилизация ограничивает свободу и угнетает дух.

15 марта 1926 года мореплавателю открылись вершины гор острова Таити, показавшегося сначала Жербо самым красивым из тихоокеанских островов. Но к сожалению, Таити был уже охвачен цивилизацией. Город Папеэте так разочаровал Жербо, что, как он пишет, большую часть времени он провел на борту своей яхты. Туземцам здесь были запрещены ношение национальной одежды, танцы и ритуальные обряды, а прибывающее белое население несло с собой все пороки цивилизации.

26 мая «Файеркрест» двинулся дальше. После остановки на Бора-Бора — острове, особенно пленившем Жербо, на котором, согласно его последней воле, было впоследствии захоронено тело выдающегося мореплавателя, — «Файеркрест» устремился на запад, «в обратный путь». «Файеркрест» преодолевал с закрепленным румпелем до ста миль в сутки. В свободные минуты моряк читал книги и просматривал обширную почту, полученную им в Папеэте.

Через две недели, ведомый теперь уже опытной рукой, тендер достиг островов Самоа и, минуя острова Олосега и Офу, остановился в бухте Паго-Паго на острове Тутуила.

Запасшись новыми морскими картами и лоциями, Жербо отправился дальше, вступив 23 июля в новый этап своего кругосветного плавания. Вскоре тендер попадает в зону сильного пассата и, двигаясь на запад, быстро достигает острова Уполу, где на короткое время останавливается в Апиа.

Кругосветный путь Алена Жербо

Кругосветный путь Алена Жербо.

1 — Канн (Франция); 2 — Гибралтар; 3 — остров Мадейра; 4 — Нью-Йорк; 5 — Бермудские острова; 6 — Карибское море; 7 — Панама; 8 — острова Галапагос; 9 — острова Мангарева; 10 — Маркизские острова; 11 — остров Таити; 12 — острова Самоа; 13 — острова Уоллис; 14 — острова Новые Гебриды; 15 — остров Новая Гвинея; 16 — острова Тимор; 17 — Кокосовые острова, 18 — остров Родригес; 19 — остров Маврикий; 20 — остров Мадагаскар; 21 — Дурбан; 22 — Кейптаун; 23 — остров Святой Елены; 24 — остров Вознесения; 25 — острова Зеленою Мыса; 26 —Азорские острова; 27 — Гавр.

13 августа при всё усиливающемся ветре «Файеркрест» идёт дальше к вулканическому острову Савайи. Когда идущий галсами тендер почти достиг порта, лопнул шкот у грота, а гик стал ударять по вантам. Пытаясь привести в порядок поврежденный такелаж, Жербо увидел, что готов также оборваться и стаксель-шкот. Это вынудило отказаться от трудного прохождения в порт и направиться к островам Уоллис, которых он и достиг через четыре дня. И снова в неблагоприятных условиях, идя галсами при сильном течении и дожде, «Файеркрест» наскочил на подводный риф, с которого, к счастью, он был снят приливом. На этом цепь неприятностей не закончилась. Вскоре парусник, который стал на якорь близ мола Матуату, был сорван волнами и выброшен на риф. И хотя «Файеркрест» удачно сошел с него, волны вышвырнули судно на берег.

Удрученный Жербо пытался столкнуть судно на воду. В момент удара о риф тендер потерял четырехтонный свинцовый фальшкиль, что, впрочем, помогло избежать его поломки и позволило волнам вынести «Файеркрест» на берег. Положение было попросту безнадежным. С помощью туземцев яхту установили на подпорках, а фальшкиль извлекли из воды. Пришлось преодолеть немало трудностей, прежде чем в примитивных условиях удалось выковать новые болты и укрепить фальшкиль. Но только с помощью французского военного судна «Кассиопея», специально посланного к месту аварии «Файеркреста», удалось завершить ремонт тендера, который длился с перерывами четыре месяца.

«Файеркрест» вышел в океан 9 декабря, а через три дня яхта пересекла 180-й меридиан и ещё через три дня достигла острова Вити-Леву, где Жербо подверг судно капитальному ремонту. 11 марта 1927 года тендер покинул док и направился к Новым Гебридам. 25 марта «Файеркрест» стал на якорь в Порт-Виле на острове Эфате.

После посещения небольшого островка Мале 12 апреля моряк отправился дальше. Следуя на запад, тендер едва не столкнулся с огромной меч-рыбой, а позже счастливо избежал встречи с циклоном. 5 мая Жербо увидел по правому борту вершины гор Новой Гвинеи и через пять дней, после двадцативосьмидневного трудного плавания, вошел в Порт-Морсби. Здесь повторился ставший традиционным церемониал приветствий и визитов. Моряк, который не стремился к популярности, считал это для себя особенно утомительным.

Через пять недель «Файеркрест» направился к усеянному рифами Торресову проливу, откуда открывался путь в Индийский океан. Первые дни плавания скрашивались обилием рыбы. В небе кружили стаи птиц. Наблюдения за птицами и жизнью моря вносили некоторое разнообразие в монотонность рейса. Торресов пролив Жербо считает одним из труднейших участков рейса. Здесь «Файеркрест» потерял два якоря.

15 июня парусник покидает Порт-Кеннеди и, преодолевая сильную волну, направляется к ещё такой далекой Франции. 1 июля, после семнадцати дней плавания, Жербо увидел горные вершины острова Тимор. А некоторое время спустя, миновав остров Роти, «Файеркрест» вошел в Купанг, где, кроме участия в традиционных приветственных церемониях, Жербо должен был очистить днище яхты от водорослей и ракушек.

Жербо, которому вручили массу подарков — фрукты и местные кустарные изделия, 15 июля снова выходит в море. Некоторое время «Файеркрест», подгоняемый слабым попутным пассатом, следовал вдоль северного берега острова Саву. Через две недели «Файеркрест» миновал остров Рождества и, преодолевая сильные шквалы, под дождем продолжал путь к Кокосовым островам. Цель была достигнута через восемь дней.

Во время стоянки Жербо, как обычно, знакомился с новыми для него местами и жизнью туземцев. Пополнив запас продовольствия, моряк отправился к расположенному в 2000 милях острову Родригес. Первые дни плавания были трудными. Судно, шедшее под полными парусами, не могло выдерживать курса с закрепленным румпелем. Моряку докучали тропическая жара и влажность, портившие такелаж и вещи. Смена направления ветра при сильной качке затрудняла плавание.

После месяца плавания Жербо достиг острова Родригес и через проход в рифах вошел в Порт-Матурин. Трехнедельная остановка была посвящена знакомству с островом, визитам, игре в теннис и подготовке материалов к третьей книге («На обратном пути»).

Пополнив запасы продовольствия рисом, картофелем, овощами и фруктами, моряк двинулся на запад. После восьми дней штиля и легких ветров «Файеркрест», преодолев очередные 400 миль своего кругосветного плавания, приблизился к острову Маврикий. На следующий день сквозь тучи показались трехтысячеметровые вершины острова Реюньон. Находясь во власти течения при безветренной погоде, «Файеркрест» целый день дрейфует. Наконец Жербо решается ввести тендер в Ле-Пор на буксире. Восторженно встреченный жителями острова, Жербо отказался участвовать в каких-либо церемониях в его честь и энергично приступил к капитальному ремонту судна, который длился пять недель. Поврежденные коррозией металлические части были заменены, а весь такелаж проверен и укреплен.

18 ноября «Файеркрест» отбуксировали в океан. При сильном пассате и большой волне Жербо направляется к Мадагаскару, предполагая пройти Индийский океан до начала периода циклонов. Ветер усиливался с каждым днем, и огромные волны перекатывались по палубе яхты, упорно идущей на запад. Плохая погода, не позволившая мореплавателю зайти на Мадагаскар, затянулась до конца ноября. Затем парусник пересек тропик и, оставив позади полосу пассатных ветров, вошел в зону тропического штиля. В течение десяти дней «Файеркрест» почти не продвинулся вперёд. Но океан не давал моряку скучать, почти ежедневно преподнося ему какой-нибудь сюрприз: то проплывет кит, то промелькнет светящаяся в ночной тьме комета, ему приходилось наблюдать и затмение луны…

Когда наконец задули ветры, «Файеркрест» стал приближаться к побережью Африки. 13 декабря Жербо увидел землю. До Дурбана оставалось всего 200 миль, но на преодоление этого расстояния пришлось затратить ещё четверо суток, чтобы после двадцатидневного утомительного плавания войти через узкий фарватер в порт. И опять — торжественные встречи, награды и приглашения. Жербо, утомленный многочисленными приемами, шумом и суетой большого города, прилагал максимум усилий, чтобы как можно скорее отправиться в дальнейший путь.

24 января 1928 года втайне от всех (чтобы избежать встречи с репортерами) «Файеркрест» вышел в океан. Вначале из-за штиля тендер почти не продвигался вперед. Но как только подул сильный северо-восточный ветер, Жербо вскоре достиг мыса Игольного.

Плавание возле южной оконечности Африканского материка проходило в условиях переменных ветров, и «Файеркрест» продвигался вперед главным образом благодаря течению у мыса Игольного. Жербо приходилось то поднимать, то спускать паруса, перенося удары волн, достигающих порой высоты 10 метров. «Файеркрест» пробивается на северо-запад, минуя мыс Доброй Надежды.

После трех недель невероятно тяжелого плавания 11 февраля яхта достигла Кейптауна, где мореплавателю нанес визит президент королевского яхт-клуба. Жербо был озабочен состоянием парусника и попросил поднять его на берег для осмотра. В результате была заменена часть металлической обшивки, укреплен руль, а корпус покрашен в несколько слоев.

17 марта после тщательной подготовки к переходу через Атлантику «Файеркрест» покинул Кейптаун и сразу же попал в густую пелену тумана. Видимость улучшилась только ночью, когда огни острова Роббен остались за кормой.

В непрестанных бурях и шквалах «Файеркрест» идет курсом на северо-запад к расположенному в 2000 милях острову Святой Елены. Двумя неделями позже, приближаясь к тропику, тендер вступает в зону пассатов, плавание в которой уже не требует от моряка значительных усилий.

На рассвете 19 апреля моряк увидел вершину горы острова Святой Елены, и в тот же день, после тридцатитрехдневного плавания, тендер стал на якорь в бухте Джемстауна. Неделю Жербо бродил по горам, стараясь избегать встречи как с местными жителями, так и с прибывавшими на пароходах туристами. 27 апреля он в составе команды английского гарнизона принял участие в футбольном матче и в тот же день отправился в дальнейший путь, держа курс к острову Вознесения. Впереди 800 миль пути. Подгоняемый попутным умеренным пассатом, «Файеркрест» преодолевает это расстояние за две недели. Плавание на этом участке трассы не было трудным, и Жербо с удовольствием просматривал свои записи и мечтал о новом судне, которое он намеревался построить в будущем, — идеальной яхте, задуманной с учетом опыта, приобретенного во время кругосветного путешествия.

Быстро промелькнули две недели, проведенные в прогулках по горам и в торжествах, организованных в честь мореплавателя на острове Вознесения. 26 мая начался очередной этап плавания — прыжок к далеким островам Зеленого Мыса. Сопровождаемый поначалу порывами юго-западного пассата, после трех лет плавания по водным просторам южного полушария, 5 июня «Файеркрест» снова пересек экватор. Вскоре пассат почти перестал ощущаться и судно очутилось в штилевой зоне, под проливными дождями и грозами. Следуя вдоль оживленного морского пути, «Файеркрест» почти ежедневно встречал проходящие мимо суда.

3 июля 1928 года Жербо заметил островок Брава — один из островов архипелага Зеленого Мыса. Через три дня моряк уже лавировал в проливе между островами Санту-Антан и Сан-Висенти. Во время одного из галсов, когда вконец измученный мореплаватель прилег отдохнуть, снесенный течением тендер сел на подводный риф и при отливе лег на борт. Жербо с помощью островитян с большим трудом удается спасти яхту. Однако ремонт потребовал много времени, и моряк решил зазимовать на острове.

Несмотря на все трудности, 26 мая 1929 года под 32°36′ западной долготы и 29°31′ северной широты мореплаватель пересекает маршрут, замыкая круг своего путешествия вокруг света. Итак, Ален Жербо третьим после Слокама и Пиджена в одиночку обогнул земной шар…

Так как Жербо затратил много времени, чтобы пробиться через тропическую штилевую зону, он был вынужден задержаться на Азорских островах. После тридцатипятидневного пребывания в океане нужно было пополнить запасы продовольствия и пресной воды, а также отремонтировать такелаж. 18 июня при полном штиле, выведенный из порта двумя моторными лодками, «Файеркрест» двинулся дальше. Благодаря удерживавшемуся в течение десяти дней восточному ветру тендер уверенно шел к родным берегам. Но вскоре ветер сменил направление на западное, а несколькими днями позже наступила штормовая погода.

16 июля «Файеркрест» повстречал пароход, капитан которого предложил Жербо продукты. Моряк отказался от продовольствия и попросил только газеты.

25 июля яхта вошла в Ла-Манш. Через два дня вечером, когда «Файеркрест» шел с закрепленным румпелем, он чуть не столкнулся с пароходом.

В последующие дни погода не баловала Жербо. Медленно продвигаясь среди штилей и туманов, тендер повстречался с траулером «Мистингет», который отбуксировал «Файеркрест» в Шербур. Ввиду весьма неблагоприятных атмосферных условий это было единственным выходом. После короткой остановки тот же траулер вывел тендер в море. Преодолевая высокие волны и встречный ветер, «Файеркрест» подошел к порту Гавр. В порту Жербо приветствуют гудки пароходов и многочисленные жители города.

Итак, семьсот дней плавания позади. Жербо завершил свой кругосветный рейс через три океана, преодолев 40000 миль и вписав яркую страницу в историю парусного спорта.

Третье путешествие вокруг земного шара, совершенное в одиночку, ещё раз подтвердило, что подобный подвиг не выходит за пределы человеческих возможностей. Следует подчеркнуть, что Жербо в отличие от своих знаменитых предшественников не был моряком. А его возраст является неоспоримым свидетельством того, что для осуществления подобного рейса многолетняя практика вовсе не обязательна.

Читаем далее: Гюнтер Плюшов — «Огненная Земля»








 



 


Рейтинг@Mail.ru
Портал для яхтсменов и путешественников
Slokam.ru работает с 2009 года.
Реклама на сайте